О закрытии воздушного пространства России для самолётов Boeing 737 MAX после катастрофы в Эфиопии, сообщил 14 марта глава Росавиации Александр Нерадько. В уведомлении, которое разослало ведомство, сообщается, что запрет на пролеты Boeing 737 MAX над территорией России будет действовать до особого указания. Каковы последствия этого запрета, и что будет предпринято для возврата самолета в небо, рассказал «МК» авиаэксперт, главный редактор Авиа.ру Роман Гусаров.

— Закрытие воздушного пространства для самолета Boeing 737 MAX модели 8 и 9 означает, что ни наши, ни иностранные авиакомпании не имеют права полетов в воздушном пространстве Российской Федерации на данном типе воздушного судна, — поясняет Роман Гусаров. — Подобное решение приняли уже практически все страны, и даже в США временно прекращены полеты на этих самолетах.

— Означает ли это, что самолет, действительно, представляет опасность?

— Надо понимать, что пока все эти запреты введены больше на эмоциях и на общественном резонансе — по-большому счету, чтобы успокоить потенциальных пассажиров, дать понять: не переживайте, вы на самолеты, где имеется какой-то риск, не попадете ни при каких условиях. Летайте спокойно!

По факту же пока никаких объективных данных, говорящих о том, что этот самолет является опасным, нет. Сейчас бортовые самописцы эфиопского самолета отправлены во Францию — для вскрытия, расшифровки, изучения и проведения анализа. От состояния бортовых самописцев и записей будет зависеть — станет ли сразу очевидным, в чем причина катастрофы, или понадобится более глубокое изучение всех параметров.

— Как быстро это происходит на практике?

— Есть речевой самописец и параметрический. Бывает, что непосредственно на записи разговоров пилотов вдруг слышат, например, что первый пилот говорит второму: у нас пожар в двигателе. И тогда становится очевидно, что там происходило. А дальше параметрически только подтверждаются эти слова. То есть, буквально в первый же день все становится понятно. А иногда по разговорам ничего не понятно — пилоты и сами могут не понимать, что происходит. И тогда начинается процесс расшифровки параметров. Она тоже может сразу указать — вот здесь, например, датчик давал неправильные данные. А может и не указать. И тогда нужен более глубокий анализ — действий экипажа, работы всех систем, их сопоставление. Наверное, порядка недели нужно, чтобы получить какие-то предварительные данные о причине авиакатастрофы.

— Что за этим последует?

— После выяснения обстоятельств произошедшего, делаются выводы. Если окажется, что это системная проблема у производителя и оба случая авиакатастроф, произошедших с этим самолетом, схожи, то надо вносить изменения в программное обеспечение, в конструкцию, какие-то системы, блоки и так далее. Насколько быстро это можно сделать, настолько быстро самолет вернется в небо.

— Как будет проходить процедура возврата к полетам?

— Процедура эта проходит всегда под контролем Федеральной авиационной администрации США, за ними всегда последнее слово. Это орган, который сертифицировал этот самолет и гарантировал, что он безопасен. Соответственно, администрацией будет принято решение об ограничении сертификата, его приостановке или внесении дополнений, если необходимы какие-то конструктивные изменения. В любом случае, только под контролем сертифицирующего органа можно будет вернуть этот самолет в небо. То есть, там должны будут подтвердить, что этот летательный аппарат безопасен.

— Россия обязана это принимать на веру?

— Что касается России, то у нас своя система сертификации. Но иностранные самолеты мы сами не сертифицируем, а проверяем сертификат, который получаем из Европы или Америки, как в данном случае. Мы изучаем данные всех испытаний, и на основе этого выдаем наш сертификат. Если по каким-то параметрам самолет не подходит к нашим требованиям — как правило, это связано с нашими климатическими условиями — то мы можем потребовать даже его досертификации. То есть, у нас имеются требования даже более жесткие, чем у американцев. Таким образом, сначала американцы разбираются в своем хозяйстве, потом мы смотрим и проверяем — устраивает нас это или нет. И после этого принимаем решение о возобновлении полетов на нашей территории.

— Насколько сейчас понятно, только у одной российской авиакомпании есть такие самолеты, и их всего два. Это так?

— Да.

— Эта авиакомпания понесет существенные потери от приостановки их полетов?

— Самолеты эти находятся в лизинге. То есть, авиакомпании напрямую они не принадлежат. Потери авиакомпания, конечно же, несет. Может, не столь существенные — на данный момент у нас низкий туристический сезон, а значит, у авиакомпании есть на что заменить эти самолеты. Но в любом случае, два самолета без возможности их эксплуатировать — а оплачивать лизинг надо — это все равно некие убытки. На пассажирах это не скажется, но для авиакомпании дополнительные расходы.

— Можно обязать компанию «Боинг» их компенсировать?

— Это будет зависеть от того, что даст расследование причин авиакатастрофы. Если будет подтверждено, что это вина «Боинга», тогда не только наша авиакомпания, но и все, где есть этот самолет, получат право требовать компенсацию. Если же это не будет доказано, то «Боинг» скажет: ребята, вы сами остановили полеты, перестраховались. Это, конечно, ваше право, но мы тут ни при чем, нашей вины нет, значит, это ваши убытки.

— Если не будет установлена вина «Боинга», будет ли это означать, что дело в плохой подготовленности пилотов для полетов на этом самолете?

— Причин авиакатастрофы может быть много, и чаще всего это не одна причина, а наложение неких обстоятельств. Это могут быть неполадки, заложенные в конструкции, недостатки в техническом обслуживании, отказ техники, ошибка в пилотировании или внешние обстоятельства — например, разгерметизация, столкновение с беспилотником, попадание молнии и так далее. Но лично для меня несколько странно во всей этой истории следующее. Самолет не сразу упал. Пилот сообщил о какой-то неисправности и запросил о возможности вернуться. И обычно пилот сообщает диспетчеру, какие именно возникли проблемы. Он должен был сказать об этом, потому что наземные службы должны готовиться к приему судна, терпящего бедствие. Так сообщил он или не сообщил? И, если сообщил, то почему от нас это скрывают эфиопские власти? Вот это большой вопрос.

Источник

vsenews24

Написать комментарий

Добавить комментарий